фея

Непонятица.

Интересно.

Previous Entry Share
Репортаж про воздухоплавание
фея
ulitochka_s
Воздухоплавание. Воздушные шары. Приходят на ум приключенческие романы Жюля Верна и первые российские воздухоплаватели конца XIX века. Вообще же, воздухоплавание кажется чем-то архаичным, далеким от современности, явлением времени, «когда вера в технический прогресс была безграничной». Но оказывается, и в наше время воздухоплавание не кануло в лету, а живет полной жизнью в качестве вполне современного вида спорта, наравне с дельтапланеризмом и парашютным спортом. Что же такое спортивное воздухоплавание и как выглядят соревнования по этому виду спорта?
Мне удалось побывать в качестве наблюдателя на Международной встрече воздухоплавателей в городе Великие Луки 2012 года.
Ранним утром наш автобус приближается по трассе Москва-Рига к городу Великие Луки. Вокруг расстилаются живописные поля с огромными фиолетовыми полянами люпинов. Яркая июньская зелень создает животворящий эффект: свежая, незапыленная – при одном взгляде на нее ощущаешь всю радость бытия, буйство природы. Неожиданно в пасторальном пейзаже я обнаруживаю что-то необычное, выбивающееся из привычной картины. Это парят вдалеке над деревьями они – огромные разноцветные воздушные шары. Пилоты, приехавшие до открытия соревнований, совершают тренировочные полеты, проверяют техническую исправность снаряжения.
Я еду в автобусе, который централизованно доставляет из Москвы обсерверов (наблюдателей). Обсерверы – это одно из подразделений судей на соревнованиях по воздухоплаванию. Многие ездят на Международную встречу воздухоплавателей в Великие Луки не первый год. Пока мы едем, все радостно общаются, узнают как дела друг у друга, «бойцы обсуждают минувшие дни, и битвы, где вместе рубились они», а также предстоящие соревнования. Каждый год «старички» берут отпуск и проводят его здесь, в Великих Луках. Получается весьма своеобразный отдых, потому что режим дня во время соревнований довольно специфический. Полеты происходят ранним утром и вечером. Если погода летная, то вставать приходится в полчетвертого утра, днем спать, вечером опять полеты, сбор маркеров, потом отчеты – и часто все это завершается глубокой ночью. Так что выбор за вами – либо ночью не спать совсем и тусоваться в компании обсерверов, а потом отсыпаться днем, либо вообще очень мало спать.
По приезде, обустроившись, идем в центр соревнований. Обычно он располагался на местном аэродроме, но в этом году находится в шаговой доступности – в здании музыкальной школы на центральной площади города. В центре соревнований нам выдают бейджи, правила соревнований, и главный рабочий инструмент – карту местности. Над картой еще предстоит поработать: нужно отметить точки старта, запретные зоны и точки целей, а также сложить ее особенным образом. В этом году много обсерверов-новичков, поэтому старший наблюдатель назначает время дополнительного инструктажа. Новички волнуются, в их числе и я. Предстоит освоить много новых навыков: работу с картой, gps, с UTM-системой координат, ориентирование на местности, грамотное составление отчетов, а еще нужно выучить правила соревнований.
Но время еще есть. Завтра будет торжественное открытие соревнований, работа для обсерверов начнется лишь с понедельника. Поэтому вечером, собравшись дружной компанией, мы знакомимся, общаемся, и как-то закономерно всплывает тема воздухоплавания и кто, как, через кого попал на эти соревнования. Вот Виталий, он первый раз полетел на воздушном шаре в пять лет, его родители связаны с этой темой. Ребята в основном все молодые – до 30 лет, но есть в их молодой тусовке и всеми любимая Елена – это женщина уже за 40, но она нежно любит своих ребят и готова общаться и зажигать с ними ночи напролет. Елена в этом году стала пилотом. А попала и заболела воздухоплаванием совершенно случайно. Будучи в отпуске в Праге, в качестве туристического развлечения полетела на воздушном шаре над Прагой, и ее это так вдохновило, что теперь каждый год она ездит на соревнования в качестве наблюдателя и даже сама стала пилотом. Шара своего у нее, правда, нет, но навыки пилота и, главное, удостоверение. уже имеются. А вот совсем еще девочки из города Кунгура Пермского края, им лет по 17, наверное, а может и меньше, но они уже опытные наблюдатели. Лена рассказывает, что ее привело в воздухоплавание: «Меня с детства завораживали воздушные шары, а их у нас в городе довольно много. Я в пять лет ехала через весь город на велосипеде вслед за воздушным шаром, стараясь не отстать. Потом у нас организовали воздухоплавательную школу, и, конечно же, я туда пошла».
Утром пора на очередной инструктаж. Там нам еще раз рассказывают тонкости заполнения бланка отчета и на что наблюдателям нужно обратить особое внимание, а также выдают дополнительное оборудование: кислотно-желтую жилетку со светоотражающими полосами, огромную 30-метровую рулетку, баллончик с аэрозольной краской и специальную линейку. Помимо всего прочего, у наблюдателя должны быть часы с точностью до секунд, компас и желательно резиновые сапоги. Так что подготовка требуется серьезная.
А вечером, принарядившись, мы все отправляемся в Крепость. Крепость – это центральная часть города Великие Луки, прогулочная зона. Здесь, внутри чаши, образованной древним валом Крепости назначена одна из общих точек старта. К моменту нашего прибытия лишь редкие корзины были вытащены из прицепов. Мы с обсервером Женей сидим на холме в центре поля и наблюдаем, как команды пилотов расстилают шары, пробуют горелки: огромные языки пламени устремляются к небу. Женя – великолучанка, не первый год работает на соревнованиях по воздухоплаванию, но наблюдателем стала впервые, до этого она была в измерительной команде. В процессе соревнований пилоты выполняют разные задания. В том числе, метание маркера в мишень. Маркер – это маленький мешочек с песком, к которому прикреплена яркая лента с номером пилота. В определенном месте на земле разложена мишень: полотняный крест примерно пять на пять метров. У пилота есть координаты, где находится мишень. Он должен прилететь к мишени и бросить маркер (мешочек с песком) как можно ближе к ее центру. А измерительная команда как раз занимается тем, что ищет в траве брошенные маркеры и измеряет расстояние до центра креста. Кто кинул маркер ближе всего к центру мишени, тот и молодец, а кто именно молодец измеряет измерительная команда. Итак, мы сидим с Женей на холме, беседуем и наблюдаем. «Соревнования – это такое счастье для меня, ¬ говорит Женя, ¬ У меня вообще редко бывает такое чувство абсолютного счастья. А так, каждый июнь у меня праздник. Ой, так уже хочется полетать! Я так люблю плыть на шаре над городом. Эх, мне бы в небо!».
Воздушный шар состоит из двух основных частей: корзины и собственно шара, который те, кто в теме, называют оболочкой. А ненаполненная воздухом оболочка выглядит как в мультике про Винни-Пуха: «Ой, а что это за тряпочка?». Такие ассоциации возникают, если смотреть сверху, из корзины шара. Тем временем, пилоты стали включать вентиляторы: оболочку нужно наполнить воздухом. Этот процесс называется «стадия холодного наполнения». Когда в шар набирается достаточно воздуха, включают газовую горелку, и нагревают воздух в шаре. Постепенно все 45 шаров стали наполняться воздухом и подниматься. Вскоре на поле вырос целый лес из воздушных шаров. Их вдруг стало так много, и стоят они так плотно, что неба почти не видно. Радостное возбуждение ощущается повсюду: пилоты и члены команд перекрикивая шум горелок, работают слаженно и четко; фотографы судорожно мечутся от одного шара к другому, пытаясь запечатлеть наиболее яркие кадры; а наверху крепостного вала замерли в ожидании зрелища многочисленные жители города. И вот, наконец, один за другим шары начинают взмывать в небо. Делают они это абсолютно бесшумно, и действительно как бы плывут по воздуху. Аэростаты поднимаются все выше и выше. Если смотреть снизу, стоя непосредственно под ними, то они похожи на елочные игрушки. Обсерверы пока наблюдают за полетом с земли, лишь особо заслуженным удается полететь в этот день.
Направляясь по набережной на ужин в толпе горожан, я оказываюсь рядом с семьей с двумя детьми. Дочка скачет рядом с папой и клянчит: «Папа я хочу шарик! Шарик хочу! Давай купим шарик?». Папа игнорирует настойчивые пожелания дочери. А маленький сын говорит: «Папа, а ведь правда, сюда все-все-все пришли, весь город?! Не пришли только совсем больные и кто не может ходить?». Так что приезд воздухоплавателей настоящий праздник для горожан каждый год.
Следующий день был первым спортивно-рабочим днем и для пилотов, и для обсерверов. Поднялись затемно. Полусонные добрели до центра соревнований. А на площади перед гостиницей в едва забрезжившем рассвете уже колдовал метеоролог с теодолитом и шариками. Метеоролог определяет погоду на ближайшие три часа, делает прогноз по изменению ветра, и итог его работы предоставляется пилотам в виде справки. А куда и как дует ветер, метеоролог определяет, запуская воздушный шар и следя за его полетом.
Брифинг для обсерверов начинается на полчаса раньше, чем общий брифинг. Так что мы и метеоролог были первыми пташками в сонном городе. Взбодрившись кофе, выслушали последние наставления от старшего наблюдателя и узнали, какие будут задания в это утро. Стали подтягиваться пилоты. Каждый расселся за стол со своим номером, мы, наблюдатели, тоже посмотрели, к какому из пилотов нас приписали в это утро и сели за соответствующий стол. Все пребывали в состоянии тревоги, поскольку было непонятно, сможем ли мы лететь в это утро: погода была пасмурная, но с просветами. Прослушали справку метеоролога, обсудили организационные вопросы и задания на это утро. В итоге, спортивный директор перенес брифинг на полчаса позже, пока станет что-то ясно с погодой. Через полчаса полеты отменили. И пилоты, и обсерверы были разочарованы. «А я бы полетел! Не такая уж и плохая погода. Дождя-то нет», - сказал мне мой пилот. Я бы тоже с удовольствием полетела, и пилот попался приятный. Пришлось всем идти досыпать. Прослонявшись целый день по городу, в 18.30 все снова были на брифинге. Погода вроде бы радовала. Весь день по небу ходили тучи, но к вечеру распогодилось и выглянуло солнце. На этот раз меня приписали к другому пилоту, из Омска. Всем сообщили, где будет точка старта и дополнительный брифинг. Как только текущий брифинг закончился, пилоты, их штурмана и обсерверы бросились к дверям. В этой толпе главное было ¬ не потерять своего пилота. Потому что как только брифинг заканчивается, время пошло¬ все бегом бегут к своим машинам и выезжают на место старта, чтобы успеть самим оценить метеорологическую обстановку и выбрать для старта место поудобнее. Несемся на машине к назначенному месту, я судорожно пытаюсь определить, куда же мы едем (это также входит в обязанности обсервера – знать в любой момент времени, где ты находишься). Прибыли на место, а там радуга во все поле, а брифинг перенесли на другое место, потому что ветер поменялся, и для выполнения разработанных заданий эта точка не подходит – пилоты просто не смогут долететь до нужного места, ведь шар летит туда, куда ветер дует сейчас. Мастерство пилота заключается в правильном выборе места старта в соответствии с тем, куда дует ветер, и учитывая все завихрения, воздушные потоки и турбулентные зоны. Опять бежим к машинам и несемся на другое место. Ну, тут уж совсем распогодилось. Все в предвкушении, в возбуждении. Опять брифинг. Метеоролог снова колдует с теодолитом. Обсуждали, обсуждали… Но тут обнаружилось какое-то ужасно опасное облако, и спортивный директор волевым решением отменил полет. Опять… «Ну тут уж совсем зря», ¬ подумали все. Но такова судьба пилота воздушного шара ¬ абсолютная зависимость от погодных условий. И как главное ответственное лицо, спортивный директор решает, лететь или не лететь. Проснувшись на следующее утро, мы обнаружили за окном ливень. Тут уже даже брифинг отменили. Постепенно все стали впадать в уныние. Стало вообще непонятно, состоятся ли соревнования. Будут ли полеты. Гуляя в предыдущий день по городу, услышала городскую народную примету: «Как только приезжают воздухоплаватели, сразу погода портиться. И дождь начинается. До этого-то жара была и сушь». Днем, однако, распогодилось. На вечерний брифинг пошли в тревоге, и уже мало надеясь на возможность полетов, потому как на небе в некоторых местах были тучи. Однако, о чудо! Несмотря на тучи, полеты не отменили. Спортивная дирекция тоже стала опасаться, что если так и дальше пойдет, соревнования могут не состояться вовсе. На этот раз задание было такое, что точка старта была не общей, а пилоты ее выбирали сами. Но учитывая направление ветра, многие пилоты поехали в одно и то же место. На месте запустили черный воздушный шар и следили, как он себя ведет на высоте с помощью теодолита. Посмотрели, подумали, и каждый поехал в ту сторону, и в то место, какое посчитал наиболее подходящим. Я была приписана к пилоту из Литвы. Обстановка была немного нервная. Пилотам отводится определенное время, за которое они должны выбрать себе места старта, надуть шар и взлететь. Если пилот взлетает позже назначенного времени, то ему начисляют штрафные баллы. А в связи с неоднозначной погодой все слишком долго возились с теодолитом, ехали до места и прочее. Поэтому раскладка и наполнение шара проходили в ускоренном режиме. В последний момент выяснилось, что пилот берет меня с собой. (В зависимости от задания, пилот может брать с собой наблюдателя или оставлять его в машине сопровождения по своему желанию). Хорошо, что я мало вешу! Пилот недолго сомневался: брать или не брать. Это был мой первый полет на воздушном шаре. Но я не успела ни предвкусить, ни испугаться – ничего не успела. Потому что на старте у обсервера много работы: нужно записать gps-координаты, следить за временем ¬ когда начался период холодного наполнения шара, когда горячего. Да еще и схематично зарисовать место старта. К тому же обсервером я тоже была первый раз и очень боялась что-нибудь забыть. Шар уже рвался в вышину, его прицепили за трос к машине. Стали грузить баллоны с газом, карты, меня. Отцепили трос, и мы взмыли вверх. А там наверху, так удивительно тихо. Только когда пилот включает горелку, она начинает шуметь. А так корзина плывет в высоте вместе с ветром, и совершенно не замечаешь, что ты летишь со скоростью 20 км/ч. А внизу проплывают озера, поля, перелески, дороги и дома. Восхитительное ощущение! Мимо первой цели мы промахнулись. Цель была в крепости, и пилот решил лететь над рекой, но воздушные потоки над рекой не пустили нас в нужную сторону, долина реки как бы засосала шар. Дальше мы должны были гнаться за шаром-зайцем. Он летел, а нам нужно было лететь за ним, и там где он сядет, бросать маркер в цель. Мы пролетали над домами и улицами. Из окон многоэтажек выглядывали люди, люди выходили из частных домов на улицу, люди на улицах махали нам руками, а мы махали им в ответ. «Привэт, Россия…»,¬ флегматично говорил литовский пилот Тадос, и махал рукой. При этом он успевал, следить за высотой, углом полета и переговариваться по рации со своей машиной сопровождения, сообщая своей команде, в каком направлении он летит. У машины сопровождения ответственная задача ¬ не упускать свой шар из виду, и вовремя приехать на место, где приземлиться пилот, чтобы быстро собрать шар, и успеть вернуться в центр соревнований до назначенного времени. По рации переговариваются пилоты и друг с другом, выясняя, где какой ветер дует. Ведь, на разной высоте может быть разная скорость ветра. На мой удивленный вопрос: «А у вас что, командный зачет будет?», Тадос мне отвечает: «Нет, каждый за себя, но Римиус ведь мой друг. Мы друг другу помогаем». Да и вообще все пилоты дружат друг с другом, ну если уж не дружат, то с симпатией относятся ¬ это точно. Посадка наша была мягкой, и четко на дорогу, чтобы не тащить корзину до машины, а комары злыми.
Следующим утром, погода была прекрасной. Пилот мой был из Тулы. И ранним-ранним утром, мы забрались в очень росистое поле с очень высокой травой, откуда было решено стартовать. Я оказалась довольно подготовленной особой. Надела по дороге резиновые сапоги, а сверху еще непромокаемые штаны. Так что мне роса была нипочем. А вот команда у пилота, да и сам пилот вымокли основательно. Опять судорожный старт. Я записываю, координаты, время, место. И на этот раз меня с собой не берут. А так жалко. Утро, да и места были потрясающе живописны. Роса сверкает на разнотравье, по полю еще стелются остатки ночного тумана. Зато именно в этот полет я почувствовала весь соревновательный дух и адреналин этого вида спорта. Когда надо быстрее…догнать, не упустить шар. Искать пути, как проехать в нужное место, где переправиться через реку. Ведь далеко не везде можно проехать на машине, где летит шар. Найти, где шар приземлился. Быстро его собрать. И ехать в центр соревнований. Вот это настоящий мужской вид спорта! Здесь ведь нужно столько всего таскать, собирать, разбирать, все делать быстро, четко, ориентироваться по карте, рассчитывать время, ветер. Я как-то не думала, что это настолько увлекательно. Мне казалось, что это больше романтический вид спорта, и непонятно, где там может скрываться спортивный азарт. А главное, что победа зависит от слаженной работы всей команды: пилота, штурмана, водителя.
Таким образом, соревнования-таки состоялись, несмотря на все опасения, и сюрпризы погоды. Первые три места в итоговой таблице соревнований Международной встречи воздухоплавателей в Великих Луках заняли россияне: Иван Меняйло, Сергей Виноградов и Сергей Латыпов.
А я вот так приобщилась к воздухоплаванию. И заболела им. Летать в тишине над землей на закате и на рассвете, что может быть прекрасней?! Ты над миром! Только ты, земля и небо, и пилот, конечно…

  • 1
ну ты писатель, оказывается)

а то ж! Прям как ты)) Нет, ну мне, конечно, еще расти и расти...

  • 1
?

Log in